19.08.14

Пулковской обсерватории 175 лет

Как передает газета «Бумага», Пулковской обсерватории 19 августа исполнится 175 лет: в этот день закончили строительство архитектурного комплекса на Пулковских высотах.

«Бумага» узнала, как работает Пулковская обсерватория, что астрономы наблюдают в небе над Петербургом и зачем спустя сорок лет ученые решили оживить советский телескоп в Чили.

Исторические, слегка пошарпанные здания; скрытые за зеленью постройки с полукруглой крышей, в которых установлены телескопы; просторный парк, где прогуливаются немногочисленные жители соседних домов; звук взлетающих самолетов — на Пулковских высотах уже 175 лет наблюдают за звездами.



Внутри административного корпуса стоит массивная деревянная мебель, а на стенах висят портреты значимых для обсерватории людей: Николая I, подписавшего указ о ее основании, первого руководителя Василия Струве. Директор обсерватории Александр Степанов показывает медали, которые были подарены на юбилей обсерватории. В этом же году, о чем с сожалением говорит директор, к 175-летию даже не выделили финансирования.

— Многие до сих пор думают, что обсерватория — это деревянная будка и телескоп. На самом деле мы наблюдаем по всему миру, мы сродни путешественникам, — говорит Степанов. — У нас большая инфраструктура: около 50 зданий, которые, правда, нужно ремонтировать. И кроме того, это же берег древнего моря. Мы еще и центр геодезической сети России. Если перенести это на Кольский полуостров, то, не знаю, потребуются, наверное, триллионы.

Степанов вспоминает, как несколько лет назад архитектор Татьяна Славина предлагала перенести Пулковскую обсерваторию на Кольский полуостров, а территорию на Пулковских высотах отдать под застройку. На эту инициативу ученые до сих пор реагируют болезненно, тем более что вопрос с застройкой окрестностей так и не решился окончательно, а на охранную зону продолжают претендовать девелоперы.

Правда, говорит Степанов, до сих пор действует постановление, согласно которому территорию могут застраивать только с согласия обсерватории. Кроме того, частично выручает аэропорт: из-за взлетающих и садящихся самолетов строительство здесь ограничено.

Ученые Пулковской обсерватории занимаются в основном исследованиями в области астрометрии, небесной механики, астрофизики, физики Солнца. В частности, как рассказывает директор обсерватории, сейчас астрометристы переключились на две основные задачи: изучение астероидно-кометной опасности и исследование экзопланет — планет, обращающихся вокруг звезд вне Солнечной системы.

— Мы наблюдаем, как экзопланеты развиваются. На самом деле, это нужно, для того чтобы выяснить, стоит ли там пребывать человечеству в будущем. А человечеству стоит там пребывать, потому что, вы знаете, Солнце через пять миллиардов лет расширится, поглотит всю планетную систему, — рассуждает Степанов.



Однако, рассказывают в обсерватории, возможности открывать новые экзопланеты у ученых нет, так как нет соответствующего оборудования. Поэтому пока ни одна экзопланета не обнаружена Россией. Вместо этого сотрудники обсерватории либо подтверждают найденные кем-либо объекты, либо, наоборот, закрывают их, доказывая, что это нечто другое.

— Нужно провести анализ, потому что это может быть что-то другое, например, какой-то полевой сгусток. К сожалению, телескопов для обнаружения экзопланет, чтобы мы смогли сравниться с Европой или Америкой, у нас пока нет. Но наша молодежь пытается создать сеть по СНГ, подключить обсерватории, которые наблюдают экзопланеты, и наблюдать их совместно, — рассказывает ученый секретарь обсерватории Татьяна Демидова.

Телескопов в обсерватории меньше десяти, но работают они по разным принципам: здесь есть радиотелескоп, работающий на считывание радиоизлучения, рефрактор с системой линз, астрограф, позволяющий фотографировать небесные объекты. Правда, все инструменты, на которых производятся исследования, установлены еще в прошлом веке. По словам Степанова, на новое оборудование обсерватория почти не получает финансирования. Это осложняется тем, что с реорганизацией Российской академии наук она перешла в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО), которое уже год занимается «сбором информации» и практически не взаимодействует с обсерваторией.

Но несмотря на возраст, техника позволяет проводить здесь регулярные исследования. По словам научных сотрудников, в Петербурге подходящих ночей может быть до ста в год. Причем эта цифра не так мала, поскольку если, например, подать заявку на наблюдение на зарубежном телескопе, то под это могут выделить всего две-три ночи.

Большая часть информации, которую получают астрономы Пулковской обсерватории, представляет собой исходные данные для последующих исследований. Например, здесь наблюдают за двойными звездами или спутниковыми системами других планет. Однако изучить их более детально в Петербурге нельзя. Это связано даже не с тем, что небо над городом часто затянуто облаками, а Пулковское шоссе мешает ночью своим освещением, — проблема в том, что на таких северных широтах в принципе космические объекты видно намного хуже.

— Очень много объектов мы не можем видеть из высоких широт северного полушария. В этом смысле смещение на каждые 10–20 градусов к югу очень важно. Наблюдение за космическим мусором, за искусственными космическими аппаратами, — когда сравниваешь американские результаты наблюдения и российские, то видишь очень большой провал именно по наблюдениям из южного полушария, — говорит старший научный сотрудник обсерватории Сергей Смирнов.

Тем не менее, находясь на окраине Петербурга, борясь за охранную парковую зону, нуждаясь в финансировании и новом оборудовании, Пулковская обсерватория продолжает быть центром российских астрономических исследований. В действительности ученые наблюдают за космическими объектами по всему миру.

Раньше у обсерватории были базы в Таджикистане, Армении, Азербайджане. С развалом СССР она потеряла семь баз. Но некоторые точки для наблюдений сохранились и сейчас: например, осталась горно-астрономическая станция в Кисловодске, БТА (Большой телескоп Альт-Азимутальный) в Нижнем Архызе. Там уже и ведутся более подробные исследования полученной в обсерватории информации.

Ученые обсерватории часто наблюдают с телескопа, который установлен у них в Италии, в Капмо-Императоре: кроме Пулковской станцию совместно используют еще две обсерватории — Римская и Терамо. Итальянский телескоп был изготовлен в Петербурге, сейчас ученые могут использовать его дистанционно, получая доступ прямо с Пулковских высот.

Кроме того, сейчас обсерватория восстанавливает базу в Боливии и Чили, планирует снова открыть станцию на Кубе. Чилийский телескоп АЗТ-16, например, вновь запустили в феврале этого года. Как рассказывает Александр Степанов, инструмент изготовили на заводе ЛОМО по системе изобретателя Дмитрия Максутова, однако им фактически не пользовались с 1973 года. Спустя десятилетия, после того как сотрудники обсерватории почистили его, поставили новую матрицу, телескоп вновь заработал. Сейчас обсерватория ждет, когда правительства России и Чили подпишут соглашение о совместных астрономических исследованиях.

— Если правительство не будет этим заниматься, то нас, энтузиастов, не хватит, — объясняет Степанов. — Латинская Америка, в частности, Чили и близлежащие страны, — это лучшие места для астрономии. Сейчас 50 процентов мировых инструментов сидят там, скоро там будет уже 70 процентов. А в связи с современной политической ситуацией лучше не уповать на зарубежные аппараты и делать свои.

Некоторые сотрудники тем не менее, не дожидаясь правительства, начали собирать средства на телескоп, так как он все равно нуждается в ремонте. Чтобы восстановить его, по их подсчетам, понадобится около десяти миллионов рублей.

Источник: http://gisa.ru/

ВІСНИК ГЕОДЕЗІЇ ТА КАРТОГРАФІЇ